среда, 26 августа 2015 г.

Запутанная, нечеткая молитва

Труд Ричард Сиббса (1577–1635) "Трость надломленная" является классикой христианской, душепопечительской мудрости.

Вот цитата из книги.

"Воздыхание мое не сокрыто от Тебя" (Псалом 37:10). Бог способен найти в запутанной молитве нужный смысл. Такие желания доходит до Его слуха громче чем ваши грехи. Иногда верующий христианин имеет такие запутанные чувства и нечеткие мысли, что он ничего не может говорить, а только вопиет как младенец который не может выразить, что он хочет. Вот именно так случилось с Моисеем при Чермном море. Когда такое выражение нашего сердца вытекает из осознания, что мы - усыновленные дети Божии, и возникает из стремления к улучшению, тогда оно касается сердца Бога и вызывает Его милосердие к нам. Иногда наше сомневающееся сердце думает, что Бог не может принимать такие слабые молитвы, но помни, что Он всегда принимает то, что от Него Самого, и Он всегда прощает то, что от нас."

Картина: Richard Sibbes, DD. Художник: Gustavus Ellinthorpe Sintzenich.

воскресенье, 23 августа 2015 г.

Зачем церковное взыскание?

Я уже написал блог пост о труде немецкого реформатора Мартина Буцера (XVI век) "О пастырском попечении", в том числе о церковной дисциплине.

Я хотел бы поделиться одним отрывком из книги, где автор отвечает на вопрос о необходимости церковной дисциплины даже при раскаянии наказанного члена церкви.

"Первое возражение: если грешник потрясен своими грехом так что он получил прощение за них, то зачем дальше нужно покаяние (в смысле церковное наказание)?

[...]

Ответ: нет нужды в покаянии (в смысле церковное наказание) для того, чтобы получить прощение грехов, потому что грехи уже прощены милостью Божьей, ни для того, чтобы искупить прошлых грехов, ибо это искупление совершается лишь кровью Христа. Однако исправление и покаяние нужны, чтобы осознали и отвергли грехи, чтобы тем более дорожили благодатью Христа, и чтобы прилагали больше усилий, чтобы эта благодать не была принята напрасно, и чтобы принимать меры для предотвращения непосредственного повторного падения".

пятница, 14 августа 2015 г.

На каком основании? (о молитве)

"Мы должны отказаться от всякой мысли, что мы имеем право на что-то претендовать перед Богом... Но Иисус Христос имеет такое право по отношению к Богу, и мы должны всегда в своих молитвах приходить к Богу не на основании какого-то добра в себе, а на основании прав Христа перед Богом".

(Торрей, Р А) 

понедельник, 3 августа 2015 г.

Ну, как тебе? (Размышления о слове и о таинствах)

Недавно я преподал крещение одному человеку. Мы очень рады, что Настя, студентка 1 курса, приняла водное крещение и стала членом нашей церкви.

На общении после ее крещения я задал Насте вопрос о ее ощущениях при крещении. Настя рассказала о том, как она оказалась под водой, что видела пузыри и меня стоящего над ней. Я получил ответ, на самом деле интересно было узнать и услышать.

Это не значит, что крещение сводится к такому простому физическому действию: погружение человека под воду. На самом деле Настя в эти моменты была погребена со Христом, при чем не мною, а Самим Господом. 

Традиционно крещение и вечеря Господня названы "таинствами". Речь идет о неких христианских священнодействиях. Это не только символы или знаки, если этими словами кто-то имеет в виду, что они ничего не сообщают, не дают. Безусловно дают, но каким образом?

Кто-то объясняет это тем, что в самой воде (или же хлебе и вине) что-то меняется: так называемое пресуществление. Прикоснувшись (погружаясь или же вкушая) к этому якобы проникнутому Духом Святым существу человек приобщается к Божьему, к Вечному.

Для евангельских христиан это же чудо происходит немного по-другому: не в воде, а в принятии верой, не в хлебе, а в духовном вкушении. Действует Дух Святой: Он объединяет нас со Христом в Его смерти и воскресении, питает нас телом и кровью Христа. Но какое отношение это имеет к самому элементу/дару (вода, хлеб, вино)? Здесь изменение несет не сущностный, а смысловой характер (Джон Стотт говорит о "трансигнификации" то есть "переобозначение"). Сама вода по своей сущности не меняется, но к ней добавляется значение, вложенное Богом и принятое верой человеком. И тогда погружение в воду становится крещением, принятие хлеба и вина становится причастием.

Поэтому вполне законно спросить об ощущениях при принятии таинств и даже при принятии Слова. Можно обратить внимание на наличие соли в хлебе или же на сладкость вина. Можно обратить внимание на фонетические особенности данного отрывка или же языка перевода. Но этим не все сказано. Ведь эти же материальные оболочки что-то несут, что-то передают: они предлагают нам Евангелие, Христа, чтобы мы приняли Его верой и спаслись.