понедельник, 30 сентября 2013 г.

А Бог может сделать "Сердечку" настоящей?

У моей дочери Киры есть подружка, Сердечка (в английском варианте: Heart). Сердечке 11 лет, родителей зовут Расселл и Оксана и у него одна сестра, Кира. Сердечка уже водит машину (розовую, в "блистяшках"), ухаживает за ручным тигром. Из Канады или же из Лондона она созванивается с Кирой по выключенному сотовому телефону.

И вот Кира задает мне вопрос: "А Бог может сделать "Сердечку" настоящей?"

В чем-то вопрос утешает. Все-таки Кира понимает, что Сердечка пока ненастоящая. Хорошо, что мы не питаем в ребенке иллюзии, а лишь поигрываем с ней. Но вопрос также озадачил. Кире я ответил так, что Бог может давать Кире такую же настоящую подругу как Сердечка, можно об этом молиться. Но я вижу за ее вопросом еще большую глубину.

Может ли Бог и хочет ли Бог осуществить наши мечты, фантазии? Для кого-то это видение о каком-то деле, служении, предприятии. Для кого-то это желание стать кем-то другим, чем я на самом деле есть. Для нашего века постмодерна свойственна склонность "изобретать себя по-новому" или же менять свою персону. Думается о примере Мадонны, но есть наверно и более современные (я же старенький!).

Отвечать на такой вопрос я думаю что можно отрицательно. Ведь суть молитвы не в достижении наших целей, а Божьих. "Да будет воля твоя". Порой мы просим о том, чтобы Бог помог нам осуществить нашу волю, а не наоборот. Однако когда мы перестраиваемся на Божью волю, то обнаруживаем, что Он "может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем" (Ефесянам 3:20). Наши жалкие мечты вовлечены в Его великий план.  

воскресенье, 29 сентября 2013 г.

Владимир Петрин (1986-2013)

В минувший вторник мой друг и брат во Христе, Владимир Петрин, ушел в вечность после продолжительной болезни раком. Ему было всего лишь 26 лет. Он скончался дома, окружен теми, кто его любил: его супругой, Машей, и его семьей. Все новосибирская молодежь (и не только) в шоке от этого события, хотя многие из нас уже давно поняли, что возможно его дни сочтены.

У Владимира были более близкие друзья чем я, но я считаю, что у нас с ним были доверительные отношения. Порой мы делились друг с другом тем, чем далеко не со всеми делюсь. Порой когда мои близкие уезжали, я приезжал к Петриным и мы общались допоздна на все возможные темы.

Я помню Вову еще молодым и бородатым, с длинными волосами, в порванных джинсах и в майке с надписью о байкерах-христианах. Он уверовал в Христа, побыв в среде неформалов. В том числе и по-этому он понимал современную молодежь и сумел найти к ним подход. Вова был радикалом для Христа, благовестником, организатором, человеком видения. Но он не был фанатиком. Я ценил наше общение как брат с братом. Я знаю, что он был преданным и внимательным мужем. И, познакомившись с его отцом, я видел не только физическое подобие, но и сходство характера. Его мама и сестра также очень любили его.

Касательно своей болезни Вова был откровенным, в том числе и о возможной собственной смерти. Мы конечно все надеялись на его исцеление. Зная, что Бог не отвечал на нашу молитву, мы все равно надеялись, что Он продлит его жизнь. Однако пройдя несколько курсов интенсивной химио-терапии у Вовы была сильная реакция на одно лекарство и после этого случая он долго восстанавливался. Пока он восстанавливался он уже не лечился от самого рака. В итоге все раковые образования вернулись. У него было резкое ухудшение последние 2-3 дня и он ушел в вечность 24 сентября 2013.

Как христианин я знаю, что история Вовы не закончилась. Бог забрал его душу и душа Вовы находится в присутствии Бога во славе в ожидании всеобщего воскресения. Еще предстоит встреча с ним. Но пока мы все скорбим о дорогом брате, его нам не хватает. Спасибо, Вова, что ты был и есть! 

понедельник, 16 сентября 2013 г.

Перевод гимна "Хлеб небесный" ("Guide me O Thou great Jehovah")

Текст: William Williams (1745)
Мелодия: John Hughes (1907), ссылка на ноты
Перевод на русский: Russell Phillips (2013)

Поведи меня, Господь,
Странник я на сей земле.
Осознаю свою немощь
Моя сила лишь в Тебе.
Хлеб небесный, Хлеб небесный –
Пища ныне и вовек.
Пища ныне и вовек.

Источник нам откроешь ныне,
для омытия греха;
Столп огня и облако славы
Поведут меня туда.
Крепкий Бог, Крепкий Бог,
Сила Ты моя и щит.
Сила Ты моя и щит.

Встану я на брег Иордана,
Укроти во мне весь страх;
Смерти смерть, победа над адом –
И я на тех берегах.
Прославляю, Прославляю,
Прославляю я тебя.
Прославляю я тебя.

воскресенье, 15 сентября 2013 г.

Немного о Уэльсе и о валлийской церкви

Для тех, кто не знает, то я по национальности не англичанин, а валлиец, то есть родина моя не королевство Англия, а княжество Уэльс. Хоть наши британские острова небольшие, то они разделены на четыре нации: Англия (основная часть главного острова), Шотландия (север того же острова), Уэльс (запад) и Ирландия (второй по величине остров). Основная часть Ирландии - независимое государство, а северо-восточная часть (провинция Ulster) относится к Соединенному Королевству. Королевство соединенное, поскольку оно соединяет Великобританию (Англия с Уэльсом и Шотландия) и  Ирландию (теперь только северную).

Коренные жители британских островов относятся к разным этническим группам. Хотя это грубое обобщение, но все-таки первоначальное население - кельты, а точнее бритты (валлийцы, шотландцы, ирландцы и другие), а сами англичане - потомки немцев-переселенцев c IV века (англы и саксы). Оговариваю, что это - обобщение, поскольку были и первоначальные жители-небритты (пикты) и были другие притоки переселенцев кроме англов и саксов (напр. викинги, норманны).

Жители Уэльса (на валлийском языке: Cymru) одни из потомков бриттов. Их сейчас 2,5 миллиона, из которых 0,5 миллиона владеют родным языком. Валлийский язык индо-европейский, но не германский, а кельтский. К примеру "My name is Russell," звучит: "Fy enw i yw Russell." Когда англы и саксы пришли, то валлийцы были вытеснены на запад за рекой Severn и там образовали разные государства вплоть до присоединения к Англии в XIII веке. Уже к IV веку при римской империи валлийцы стали христианами и VI век был золотым веком монашества и христианства в Уэльсе при таких святых как Давид и Гильдас. (Германские переселенцы приняли христианство попозже благодаря миссиям из Ирландии и из Рима.)

Когда английская церковь вышла из-под римо-католической, то валлийские церкви также стали "англиканскими". Переход богослужения на национальный язык был полезен для валлийского языка, поскольку было в интересах английского государства поддержать валлийский язык на богослужении и печатать Библии на валлийском, чтобы валлийцы приняли "новую" англиканскую веру.

При пробуждениях XVIII века (самый известный проповедник пробуждения - Джон Уэсли) валлийцы с особым усердием восприняли проповедь об искуплении во Христе и о необходимости возрождения и многие перешли в новые неангликанские общины (методисты, пресвитериане, баптисты). До такой степени, что при переписи населения в 1861г выяснилось, что более 50% людей регулярно посещающих церковь относится не к государственной англиканской церкви, а к неангликанским церквам. По всему Уэльсу строились молитвенные дома (chapels): 5000 домов за XIX век. Их называли как правило по библейским местам: Мориа, Хорив, Вефиль, Вифания, Голгофа итд. Например в родном моему отцу шахтерском городке Blaenavon с населением 20 000 были 2 церкви и 16 молитвенных домов (один из них на фото). Считается, что общее количество посадочных мест в молитвенных домах Уэльса превысило общее население страны! Во время последнего пробуждения в 1904 при Еване Робертсе около 100 тысяч человек воцерковились (4% населения). Молитвенные дома были центрами не только духовной, но и общинной жизни. Многие книги и фильмы показывают как священнослужители участвовали в тяжелой жизни своих прихожан. Молитвенные дома содействовали борьбе за права рабочих и даже за всеобщее право участвовать в выборах.

К сожалению после великих пробуждений христианство пережило спад в Уэльсе и до сего дня почва для Евангелия - неблагоприятна. Очень многие молитвенные дома закрываются. Однако многие молитвенные дома дальше процветают и есть многие известные служители валлийского происхождения, самый известный бывший врач, Мартин Ллойд-Джоунс (ум. 1980г). Валлийцы очень любят петь и атмосфера в валлийским молитвенном доме, особенно при пении таких известных гимнов как Guide me O Thou great Jehovah или Here is love, отличается самобытной атмосферой hwyl, что переводится как "коллективное эмоциональное усердие". 

четверг, 12 сентября 2013 г.

Библия: что-то для каждого (о пользе Священного Писания для каждого, независимо от потребностей)

elephant floating
"Как Слово Божье требует усилий от мудрых содержащими в себе тайнами, так оно питает простых людей своим поверхностным смыслом. Оно открыто предоставляет пищу детям; а что-то скрывает, чтобы держать людей высокого интеллекта в восхищении. Если можно так выразиться, то оно есть река, которая и мелка и глубока, в которой овечка может ходить, а слон может плавать."

"Et sicut misteriis sapientes exercet, sic superficie semplices refouet. Habet in publico unde parvulos nutriat, servat in secreto unde mentes sublimium in admiratione suspendat. Quasi quidam quippe est fluvius ut ita dixerim planus et altus in quo et agnus ambulet, et elephas natet."

Папа Римский Григорий Великий, Нравственные поучения на Книгу Иова, Предисловие 4


Вот это да! (о хвале Бога)

"Когда я подходил к вере в Бога, и даже когда поверил, мне мешало, что нас вечно просят "славить" и "хвалить" Его. ... Благодарность Богу я понимал, поклонение Ему,
послушание, но не эту же непрерывную лесть! Меня не утешил современный
богослов, объяснивший мне, что "Бог имеет на нее право".

"Я и сейчас считаю, что выразился он неудачно, но, кажется, я понял, что он имел в виду. Начнем с предметов неодушевленных. Что мы хотим сказать, когда говорим, что "картина заслуживает восхищения"? Не то, что ею восхищаются, -- сотнями плохих картин восхищается масса народу. Не то, что она заслужила восхищение, -- работала, старалась и заслужила. Мы хотим сказать, что восхищение -- правильная, адекватная реакция на нее, и если мы так не реагируем, мы глупы и слепы, более того -- нам же хуже, мы много теряем. То же самое можно сказать и о красотах природы. Отсюда я и шел, хотя  некоторые сочтут это кощунством, пока не понял того, что нужно. Хвалить (или, если хотите, ценить) Бога -- значит бодрствовать, войти в мир яви; не ценить Его -- лишиться великой радости, а в конце концов и всего вообще.Ублюдочная и убогая жизнь тех, кто не воспринимает музыки, или никогда не был влюблен, или ни с кем не дружил, или не любит читать, или не радуется утренней прохладе, или, как я, не интересуется спортом, -- более чем слабые подобия такого состояния.

[...] 

"Но главного я еще не понимал. Я мыслил хвалу как похвалу, одобрение, которое кто-то кому-то выражает. Мне не приходило в голову, что всякая радость сама собой переходит в хвалу, если не сдержишь ее из робости и деликатности. Мир только и делает, что хвалит и славит: влюбленные восхваляют возлюбленных, читатели -- любимые книги, спортсмены -- свой спорт; словом, все кому не лень расписывают погоду, пейзажи, вина, блюда, актеров, машины, лошадей, приятелей, детей, цветы, страны, колледжи, горы, марки, насекомых, даже политиков и ученых. Я не раз замечал, что особенно часто и много хвалят самые смиренные, здоровые и умные люди, а ущербные и глупые хвалят редко и мало. Хороший критик найдет что похвалить в несовершенной книге; плохой вычеркивает из литературы одну книгу за другой.Здоровый и доброжелательный человек найдет, за что похвалить самую скромную еду, даже если он привык к очень изысканной; больной или сноб найдет недостатки в любом угощении. Если вычесть чрезвычайные обстоятельства, можно сказать, что хвала -- словесное выражение душевного здоровья. Совершенно не важно, умелая она или нет; многие любовные стихи так же ужасны, как гимны. Еще я замечал, что, когда мы хвалим, мы вечно просим к нам присоединиться: "А? Правда? Нет, правда?" Когда псалмопевец просит всех хвалить Господа, он делает ровно то же самое, что делает человек, говорящий о предмете своей любви.

"Должно быть, мы так хвалим то, что нас радует, потому что хвала не только выражает, но и дополняет нашу радость, доводит ее до полноты. Не ради лести влюбленные повторяют друг другу, как они красивы, -- радость их неполна, если они этого не скажут. Когда откроешь нового писателя, непременно надо рассказать, как он талантлив; когда внезапно увидишь прекрасную долину, просто невозможно молчать; когда услышишь хорошую шутку, нужно ею поделиться. Конечно, словами всего не передашь. Вот если бы написать прекрасные стихи, или дивную музыку, или картину, наша радость была бы еще полнее. А если бы смертный человек мог достойно восхвалить самое высокое на свете, душа его достигла бы высшего блаженства.
"Когда я думаю об этом, я понимаю христианское учение о том, что ангелы и блаженные души славят Бога на небесах. Это совсем не то, что "пойти в церковь". Наша "служба" -- очень слабое подобие, мы только пытаемся там славить Бога, и в 99,9% случаев это нам не удается. Чтобы представить себе, о чем говорит это учение, мы должны предположить, что мы переполнены любовью к Богу, мы просто выдержать не можем такой любви и радости, они льются из нас, хлещут. В шотландском катехизисе сказано, что назначение человека -- "славить Господа и радоваться Ему". В свое время мы узнаем, что это -- одно и то же. Полная радость и есть хвала. Когда Господь велит нам хвалить Его, Он велит нам Ему радоваться."
Из главы "Хвала" в "Размышлениях в псалмах" (Льюис, КС, 1958)

вторник, 10 сентября 2013 г.

Честное скаутское?

Будучи школьником я был скаутом. Скауты - что-то подобно пионерам, только скаутское движение на добровольной основе и также с религиозной составляющей. Скаутское движение было основано в 1907 бывшим военным, Робертом Баден-Пауэллом. В 1910 было основано сестринское движение "девочек-гайдов" (фото). Такие политизированные молодежные организации XX века как Hitler Jugend в чем-то подражали скаутам и гайдам (например в форме одежды с галстуком), но само скаутское движение - аполитично и без элемента расовой или же классовой вражды.

Скауты и гайды раньше давали тройное обещание "выполнить свой долг перед Богом и Королевой и соблюдать закон скаутов".

Я написал "давали обещание" в прошедшем времени, потому что недавно гайды-девочки поменяли слова вступительного обещания (присяги) на следующее: "обещаю быть верной самой себе и развивать свои убеждения (верования)". Понятие о "долге перед Богом" не вписывается в современный мир и решили поменять. Конечно же изменение не просто в словах, а в самом содержании. Многие комментируют новое словосочетание.

Понятие о "верность самой себе" в духе современного времени. Здесь уже нет понятия объективного долга ("как занудно!"), а лишь о субъективной аутентичности. Самое главное быть верным самому себе. Но это ведь ни о чем не говорит. Всякий подлец и ленивец может быть верным самому себе. Это ни к чему не обязывает. Никакого внешнего стандарта или отчета нет. Всякая система отчетности, проверки или правосудия подразумевает какой-то внешний авторитет. Себе можно все позволить, простить, но когда есть перед кем быть ответственным, то другое дело.

Дальше "долг перед Богом" заменено обещанием "развивать свои убеждения (верования)". Опять же новое словосочетание кардинально меняет смысл. Не Бог, перед Которым я отдам отчет, а я сам определяю какие убеждения (верования) я развиваю и как я это делаю. Вера превращается в какое-то личное увлечение, лишь один из аспектов жизни, которым не надо пренебрегать, но опять же который ни к чему не обязывает.

Изменение в словах вступительного обещания для гайдов-девочек свидетельствует об изменениях в обществе и в мировоззрении современного человека. Постмодерн очередной раз дает о себе знать. Необходимо вникать в эти изменения, а также уметь вести диалог с теми кто идет по духу времени, предлагая в Евангелии верную, реальную и привлекательную альтернативу. 

вторник, 3 сентября 2013 г.

Отчет об экскурсии в Израиль

Вчера 31 августа у меня была возможность съездить на день на Святую Землю. Тур оператор, через который мы заказали отпуск в Турции, предложил одно-дневную экскурсию в Израиль. Я вернулся сегодня ночью. Я решил поделиться впечатлениями сначала на английском, а теперь на русском.
Из Турции мы вылетели очень рано утром и прилетев в Израиль в начале 6го часа было еще темно (еще поспал я меньше часа). Аэропорт в Тель Авиве - шикарен. Первая задача - пройти паспортный контроль. Меня неоднократно предупредили, что прохождение границы может быть продолжительным. Получилось нормально, хотя был еще один этап после самого контроля. Вопросы видимо предназначены ставить в тупик тех, кто по не тем мотивам прибыл.
Я приехал на Святую Землю.
Самое первое на что обратил внимание - еврейское письмо. Некоторые слова, такие как пожар или же выход/ворота, знакомы из семинарских лекций. Конечно же без точек-гласных.
Нашего гида звали Эдуард. Выезжая из аэропорта он начал рассказывать. Запланированный маршрут показался сильно оптимистичным. Мы не сможем посетить Назарет на севере, ни Эйлат на юге, но зато кроме самого Иерусалима мы будем и в Вифлееме и на Мертвом море. На самом деле Израиль совсем небольшая страна и по территории (размером с Бельгию) и по населению (около 8 млн).
Пока я смотрел в окно солнце поднялось над Святой Земльей. Я начал представлять библейские события в их первоначальной среде. Я искал какое-то первое впечатление. И оно пришло как-то незаметно: везде вокруг светло-желтый камень. Это и главное отличие ландшафта и из него построены все здания. Гид даже предполагал, что оттуда образ города как невеста: под ярким солнцем Ближнего востока светло-желтый свет превращается в белый.
Мы ехали в гору, взъезжая в Иерусалим (город находится на высоте 800 м), а потом поехали в близлежащий Вифлеем, на расстоянии всего 8,5 км (сейчас это практически пригород). Однако для этого нужно пересечь границу в Палестинскую автономию - что получилось без проблем, хотя на границе стоят с автоматами и высокая защитная стена сейчас разделяет иудея от язычника. Вифлеем известен двумя сыновьями. Из двух менее знаменитый - царь Давид. Больший Сын родился здесь где-то от 7 до 4 г до нэ. Мало вероятно, что в IV веке Елена, мать первого христианского императора, нашла именно то место где родился Спаситель, но строили и разрушали церкви на этом месте с 324г. Мы заходим в церковь Рождества Христова, однако нам не дают пройти до самого места рождения, а то одна из трех конфессий-соперниц совершает богослужение в нем. Мне все-таки удается спуститься в другую часть пещеры, где католики совершают богослужение возле алтаря и где похоронен Иероним (между прочим покровитель переводчиков). Мы идем обратно к автобусу, а потом поехали обратно в Иерусалим. Заметно как Вифлеем построен на крутых холмах.
Мы возвращаемся в Иерусалим и обедаем очень рано (10.30). Потом мы останавливаемся, чтобы обозреть весь город на расстоянии. Справа от города - елеонская гора, от которой Господь был вознесен после воскресения.
Дальше едем в древний город. Стены были построены в оттоманские времена. Мы входим в город через Иаффские врата (также как древние христианские паломники). Войдя в город входишь в лабиринт узких переулков с прилавками торговцев. Названия улиц на трех языках: иврит, арабский и английский. Иерусалим не настолько холмистий как Вифлеем, но порой переулки спускаются или поднимаются спуском или ступеньками. Первый квартал - явно нееврейский и мы проходим мимо мечети перед тем, как дойти до церкви Гроба Господнего.
Надо сказать, что я и так мало ожидал от самих "святых мест" и не зря. Суть такова, что Голгофа и гроб (в котором Иисус воскрес) находятся на территории самой церкви. Невооруженному протестантскому глазу здесь проявляется циничная и меркантильная религиозность, что мешает размышлению над историческими событиями. Вокруг тебя толпятся сотни людей, каждый настроен на свое: преклоняя колени, прикасаясь, целуя для того, чтобы зарядиться благословений от камней. Даже если именно на этом месте произошли те евангельские события, то евангелие гласит: "Его здесь нет, Он воскрес!" Мы спасены историческойличностью и событиями, а не географическим местом. Мне любопытно, посещение Гроба Господнего когда-то поможет мне вникать в те отрывки из Евангелий. По крайней мере вчера не спомогло.
Оттуда мы отправились в еврейский квартал. Опять же везде тот же светло-желтый камень. Здания - новые, ухоженные и немало заведений по изучению Торы. Мы проходим мимо археологических раскопок Иерусалима со времен после выдворения евреев 135г (виа Кардо). Перед небольшой площади - великолепная синагога, видная на общем профиле города. Мы продолжаем путь вниз мимо золотой меноры (по образцу той, которая стояла в храме), идем к западной стене (стена плача). Стена стоит перед площадью и является местом молитвы. Надеваю обязательную "кипу" (?) и стоя перед стеной читаю псалом 78 и Рим 9:1-6. Рядом с стеной - много книжных полок с еврейскими молитвенниками, а в другом месте парковка для молитвенных столов. Время около 14.00 дня и солнце ударяет жарой. Слева от стены - покрытое помещение для молитвы и обсуждения Торы. Захожу, но я неуверен, положено ли нееврею находиться там. Выхожу и стою в тени рядом с книжной полкой читая псалом 24.
Между прочим, наш гид заклинал нас с самого начала: не расставайтесь с водой! И сам постоянно пил воду по ходу своих рассказах. "Как лань желает к потокам воды..."
После посещения Старого Иерусалима мы выходим через ворота к автобусу и едем на Мертвое море. Это самая низкая точка на суше (418 м под уровнем моря). Спускаемся 1200 м с горы. Мертвое море - больше чем я ожидал но само море не сильно отличается от карачинского озера в новосибирской области - с похожей лечебной грязью на дне озера.
Последняя остановка в кафетерии в Кумране. Здесь была известная находка древних свиток Священного Писания и не только. Такое каменистая пустыня - типична для иудеи (в похожей среде Иисус провел 40 дней в посте перед началом служения). Сама выставка называется "тайна Кумрана" - слово "тайна" кстати знакомо из лекций по Ветхому Завету. Обслуживающий персонал в кафетерии - арабы, как и практически все обслуживающие в течение поездки.
Едем уже обратно в аэропорт и солнце уже садится над Святой Землей. Интересно заметить в окно как в Израиле идет "наступление" на пустыню и повсеместно что-то растет и процветает. Также по дороге видны временные шалаши пастухов, которые живут вместе со своими стадами.... Также как и 2000 лет назад.
Приезжаем обратно в аэропорт Тель Авива с запасом времени. После прохождения многих проверок и досмотров есть еще время для покупок, интернета и книжного магазина перед самолетом обратно в Турцию.
Итак, около 11 вечера закончилась моя первая поездка в Израиль.

понедельник, 2 сентября 2013 г.

Trip to the Holy Land


Yesterday I had the opportunity of visiting Israel for a day trip from Turkey. The tour company through whom we booked our package holiday offered a one-day excursion to the Holy Land. I got back late last night. I thought I might share my impressions - first in English and hopefully later in Russian.
The excursion flew out of Turkey very early in the morning, so we arrived in Israel just after 5 am, when it was still dark (having had less than an hour's sleep). Tel Aviv airport is unusually swish. The first 'challenge' was passport control. I had been warned by more than one person that the security questions can be prolonged. In the event it was fine, although there was a subsequent stage after passport control with more questions apparently designed to rattle anyone arriving on false pretences.
I had arrived in the Holy Land.
The very first impression, since it was still dark outside, was the Hebrew script. I could make out words such as 'fire' and 'gate' from my Old Testament course. No giveaway vowel pointing of course!
Our tour guide was a Russian emigre: Eddi. As the coach pulled out of the airport he began his excursion talk. The itinerary seemed very ambitious. Although we wouldn't be visiting Nazareth in the north or Eilat in the south, we would be visiting Bethlehem and the Dead Sea as well as Jerusalem. Israel is not a big country, either in terms of territory (maybe the size of Wales or Belgium) or in terms of population (around 8 million).
As I gazed out of the coach window the sun dawned over the land of the Bible. I began picture the Biblical events in their original setting. I was groping around for a first insight, a first impression. And it came to me rather unexpectedly: the ubiquitous light-yellow rock. Not only is this the dominant feature of the arid landscape; it is also the universal building material. The guide even suggested that this might be the origin of the City of God as a bride - under the bright Middle Eastern sun the yellow becomes white.
Having driven up into Jerusalem (the capital is at a height of 800m above sea level) we headed off to Bethlehem, a mere 8 1/2 kilometres away and now virtually a suburb. However to get there we had to cross into the Palestinian Autonomy - in the event effortless, although armed guards manned the border and a huge defensive wall now divides Jew from Gentile. Bethlehem is of course famous for two of its sons: the lesser being King David. The Greater Son was born here sometime around 7-4 BCE. It seems unlikely that the precise location of his birthplace would have been found by Helen, the first Christian Emperor's mother in 324 but churches have been built and destroyed over the location since then. We wait in the church, but access to the grotto is denied due to services being held by one of the competing Christian churches custodians of the holy site. I do however manage to visit an adjoining grotto with a Roman Catholic altar and the tomb of Jerome, incidentally the patron saint of translators. As we walk back to the coach and drive back towards Jerusalem I note that Bethlehem is built on hills - with very steep roads.
Heading back to Jerusalem we have a very early lunch (10.30) and then stop at a spot with a panoramic view of the city with the Mount of Olives off to the right. It was from here that the Lord ascended to heaven after his resurrection.
The next stop is the Old City. The walls date back to Ottoman times. Entering through the Jaffa gate (as would Christian pilgrims of old) one enters a labyrinth of alleyways often lined with traders. The street names are in three languages (Hebrew, Arabic and English). Jerusalem is less hilly than Bethlehem but at times the alleyways will be on an incline of have steps up or down. The first quarter we enter is clearly not Jewish and we pass a mosque before we reach the Holy Sepulchre church.
At this point I should say that my expectations of the Holy sites themselves were low and I was not disappointed. The basic idea is that Calvary and Joseph's tomb (where Jesus was laid) are all within the church. However what to a protestant eye just looks like crass religiosity bordering on the idolatrous obscures the historical and hinders reflection as hundreds mill around to genuflect, touch, kiss and syphon off blessing from bits of stone. Even if these are indeed the genuine locations of Calvary and the tomb, the message of the gospel is surely, "He is not here, he is risen." We are saved by an historical person and events - not by geographical location. I wonder whether in time as I reread the passion narratives the memory of the Holy Sepulchre might yet yield some insight. It didn't on my first visit.
From here we headed off to the Jewish quarter. Again the light yellow stone is ubiquitous. The buildings are new and well-maintained with many institutions for the study of the Torah and similar. We also pass a Roman site showing a street plan of post-135 Roman Jerusalem (via Cardo). In front of a small square is a recently renovated synagogue, visible on the skyline and magnificent close up. We walk on gradually down hill past a glass-cased golden Menorah (fashioned as in the Temple) towards the Western wall.
In some ways the highlight of my visit to Jerusalem was the Western wall. It stands in front of a fairly compact plaza and is a place of prayer. Having donned my kipa (sp?) I stand in front of the wall and Bible in hand read Psalm 79 (78 in Russian) and Romans 9:1-6 ("theirs is..."). Next to the wall are various bookshelves packed with Jewish prayer books and elsewhere, parked like supermarket trolleys, are prayer desks. It is about 2pm or thereabouts and the sun is beating down. To the left of the main wall is a covered area where Jews gather to pray and discuss the Torah. I venture in but am unsure whether the goyim are supposed to be there. So I come back out and stand in the shade by the bookshelves to read psalm 25.

Incidentally, our guide urged us right from the start to be drinking water constantly, literally sipped water throughout his own talks. "As the deer pants..."
Having visited the Old City we head back out to the bus and to the Dead Sea, which is apparently the lowest point on earth at 418 metres below sea level, so over 1200 m downhill from the Eternal City. It is bigger than I expected, but the sea itself is much like Karachi in Novosibirsk oblast - including the mud on the lake bed!
Our last stop is a cafeteria and shop at Qumran. Yes, that Qumran. Set in a rocky landscape, typical of the Judean countryside (and similar to where Jesus would have spent 40 years fasting). The closed exhibition is called the Secret of Qumran - I recognise the word 'secret' from my Old Testament lectures. The staff at the cafeteria are again Arab - as were most service staff during the trip.
As we drive back towards the airport the sun is already setting over the Holy Land. It is interesting to notice through the coach window the various ways in which the wilderness is being reclaimed for trees and agriculture. Also the small settlements of shepherds on the arid, rocky landscape - living with their herds as they did 2000 years ago.
We arrive back at Tel Aviv Ben Gurion airport in good time. After a LOT of security checks and questions there is time to shop, wifi and browse the book shops before the flight home.
And thus, just before 11pm, ends my trip to the Holy Land.