пятница, 30 декабря 2016 г.

Сколько было Евангелий при Иринее Лионском? (умер ок. 203г нэ)


"Невозможно, чтобы Евангелий было числом больше или меньше, чем их есть. Ибо, так как четыре страны света, в котором мы живем, и четыре главных ветра, и так как Церковь рассеяна по всей земле, а столп и утверждение Церкви есть Евангелие и Дух жизни, то надлежит ей иметь четыре столпа, отовсюду веющих нетлением и оживляющих людей. Из этого ясно, что устрояющее все Слово, восседающее на Херувимах и все содержащее, открывшись человекам, дало нам Евангелие в четырех видах, но проникнутое одним Духом. Как и Давид моля об Его явлении говорит: Ты, сидящий на Херувимах, явися (Пс. 79, 1). Ибо Херувимы имеют четыре лица и их лики суть образы деятельности Сына Божия. Первое животное — говорится — подобно льву (Апок. 4, 7) и характеризует Его действенность, господство и царскую власть; второе же подобно волу, и означает Его священнодейственное и священническое достоинство; третье имело лице человека, и ясно изображает Его явление, как человека; четвертое же подобно летящему орлу; и указывает на дар Духа, носящегося над Церковью. Посему, Евангелия согласны с тем, на чем восседает Христос Иисус." 


(Ириней Лионский, Против Ересей III.8)

вторник, 20 декабря 2016 г.

Осенит (о воплощении Господа Нашего)

Готовимся к Рождеству Христову. Скорее будет дата по новому стилю (25 декабря), а после Нового Года - по старому стилю (7 января). 

Image result for overshadowВ проповедях размышляем над текстами из Ветхого Завета и из Евангелия от Луки. В это воскресенье была проповедь на Благовещение (объявление Марии Ангелом о том, что она станет Матерью Господа Нашего Иисуса Христа). 
"Ангел сказал Ей в ответ:
Дух Святый найдет на Тебя,
и сила Всевышнего осенит Тебя;
посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим". (Лука 1:35)
В этом стихе содержится описание двойного чуда: девственное зачатие Марией и воплощение Сына в ней. То, что произошло в Марии в тот день в Назарете Галилейском, описано таинственным глаголом: осенит (episkiazo), что ознчает "бросать тень над" или же "объять облаком" как при Преображении Господнем (Мф 17:5; Лк 9:34; Мк 9:7). 

Здесь говорится о том действии Бога над Марией, что и привело к тому, что она зачала и родила Святое, Того, кто есть Сын Божий. Это проявление силы Божьей, у которого "не останется бессильным никакое слово".  


суббота, 17 декабря 2016 г.

Взаимно скрепляющие связи (о взаимосвязанности христианской церкви)

Казалось бы каждая церковь живет своей жизнью. Тем более Православная церковь, которая исповедует, что именно она - мистическое Тело Господа нашего Иисуса Христа. Кто изучает историю, тот понимает, что, несмотря на разногласия и разделения, разные ветви христианской церкви так или иначе продолжали общаться между собой и созидать друг друга.

Можно было говорить о взаимодействии между церквами при Фотиевой схизме IX века, о дальнейшем контакте между западом и востоком после раскола 1054, о связи к примеру между Флорнетийским реформатором Савонаролой и Макимом Греком (и через него с движением Нестяжателей в России). Но я вкратце хотел бы рассказать о дружбе в XVIII веке между немецкими христианами-пиетистами и Русской Православной Церквью в лице таких деятелей как Прокопович и Тихон Задонский.

Ключевой и очень влиятельный труд в западной церкви XVII века - Истинное христианство Иоганна Арднта (1555—1621). Сам труд вносит корректив в некоторые крайности протестантского христианства того времени, снова обращая внимание на внутреннюю жизнь верующего и на его добрые дела. В этом Арднт в том числе был вдохновлен трудом восточного монаха, Макария Египетского. Книга Арднта стала важнейшим источником для движения пиетистов в евангелических церквах (лютеране).
Движение пиетистов не представляет собой какой либо раскол или же секту. Их члены были и оставались верными членами национальной христианской церкви в их землях. Но движение делало упор на важность не только объективной истиной и вероучения (что они вовсе не отрицали), но также субъективного духовного опыта, освящения и дел. Пиетисты были очень активные и занимались образовательными проектами, благотворительностью и зарубежной миссией.

Феофан ПрокоповичОдин менее известный аспект деятельности христиан-пиетистов - общение и взаимодействие с Православием, в том числе в России. Православные студенты приезжали и обучались в центре Пиетизма, Галле. Также труд Арндта был переведен, напечатан в Галле и широко распространен в России (но не указывая авторство во избежание нареканий). Это было сделано по благословению Новгородского Архиепископа того времени, Феофан Прокопович (1681-1736). Важнейшая фигура в истории Русской Православной Церкви XVIII века, Тихон Задонский, даже читал и распространял этот труд и посоветовал одному подопечному изучать именно эту книгу рядом с Писанием.

"[Христос], из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви".

(Ефесянам 4:16)

пятница, 16 декабря 2016 г.

Хочешь, я еще раз спою (о смысловой рифме в еврейской поэзии)

Псалтирь - сборник молитв и песен не только народа Ветхого Завета, но и церкви Нового Завета. В ключевые моменты люди Божьи обращались к Богу словами древних псалмов: после тайной вечери (Мф 26), при преследовании церкви от Ирода (Деян 4), когда Павла и Силу посадили в темницу (Деян 16). Через Иисуса Христа мы, некогда чужды Общества Израилева, теперь стали близки и поэтому Писания Ветхого Завета - наши. В многих ветвях христианской церкви есть традиция пение псалмов. Мне особо близко шотландское пение (Псалом 114).

Мое чтение из Библии на сегодня - Псалом 116 (по западной нумерации - 117), который входит в группу псалмов, связанную с празднованием еврейского Песаха, под названием "Египетский Халлел" (ср. Мф 26:30)
Image result for pesach[Аллилуия.]
Хвалите Господа, все народы,
прославляйте Его, все племена;
ибо велика милость Его к нам,
и истина Господня [пребывает] вовек.
Аллилуия.
Это самый короткий псалом в Псалтири, а также самая короткая глава во всей Библии. В нем содержится призыв ко всем народам прославить Господа, Бога Израилева. Поэтому Апостол Павел цитирует этот псалом в связи с наставлением в послании к Римлянам о единстве в церкви между иудеями и еллинами (Рим 15:11).

Важнейшая черта еврейской поэзии - параллелизм, он же смысловая рифма.
RobertLowthBishop.jpgОбратите внимание, что строки в псалме идут парами. Первая строка из двух отражена во второй. В лекции прочитанной 1753г ангийский библеист епископ Lowth определил три разновидности такого параллелизма в библейской поэзии: 
  • Вторая строка либо повторяет смысл всей первой строки или же части первой строки (синонимический) 
  • Либо отрицает обратное, то есть говорит то же, что и первая строка только путем отрицания (антитетический)
  • или же дополняет первую строку (синтетический)
Учитывая разнообразие в библейском тексте, лучше понимать данные категории как обобщения, за которыми таится множество разных проявлений взаимодействия между строками библейской поэзии. 

среда, 14 декабря 2016 г.

Синяя печать (о преемственности)

Image result for синяя печатьКто живет в России или в российском ближнем зарубежье, тот знаком с феноменом "синей печати". Медицинские справки, водительские права, паспорт, заверенные документы: везде нужно подтверждение подлинности в виде синей печати. Без нее ничего не действительно. А вот и бывают случаи, когда печать есть, соблюдены все официальные требования, а на самом деле за печатью ничего не стоит: пациент нездоров, права куплены, документ подделан. 

Символ веры 381г, вероисповедание всех христиан, гласит: "И [верую] в единую, святую, кафолическую и апостольскую церковь...." А что значит в данном случае "апостольская"? 

Кто-то отвечает на этот вопрос, ссылаясь на преемственность рукоположения. По такому раскладу, апостольской является та церковь, в которой соблюдается беспрерывная цепочка рукоположений вплоть до апостолов. На сегодняшний день таковыми являются восточно-православная церковь, римо-католическая, англиканская и некоторые ветви евангелической церкви (лютеране). Кстати так называемые "неопротестантские" церкви, то есть церкви по образцу "добровольная община верующих", тоже приняли христианскую веру от общей христианской церкви и многие, а может даже и все, восходят к личностям, которые имели рукоположение по апостольской преемственности. К примеру, первый общий баптист, Джон Смит, был рукоположен епископом города Ликольна, Но эти церкви не претендуют на преемственность рукоположений и понимают данный вопрос по-другому (см. дальше).

В первом веке, как ни странно, с этой же проблемой столкнулся один из Апостолов: Апостол Павел. Ведь он не был из круга учеников Христа, а уверовал лишь несколько лет позже на Дамаском пути. Павел осознал, что как Апостол он являлся неким исключением:
"а после всех явился и мне, как некоему извергу, ибо я наименьший из апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною". (1 к Коринфянам 15)
После того, как Павел был остановлен Господом на Дамаском пути, он принял крещение и на него возложил руки Ананий, который не был Апостолом, а возможно и не был пресвитером. Но рукоположения от других Апостолов Павел не получал. И только много лет спустя он приезжал в Иерусалим и ему подали "правую руку общения", о чем он повествует в послании к Галатам.

А вот в Антиохии, где Павел много лет нес служение, возник церковный спор. Петр, у которого было безупречная преемственность от самого Господа, стал отдаляться от общей трапезы с христианами из язычников ради того, чтобы угодить ревнителям о законе Моисеевом. Павел увидел в этом искажение самой сути евангелия.
"когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?" (Галатам 2) 
Петр послушался Павла (см. картинка Эль Греко). И на основания этого опыта Павел пишет галатам такие слова:
"Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема." (Галатам 1:6-8) 
Обратите внимание на то, что пишет Апостол. Он рассматривает и такой вариант, что "мы" (то есть в том числе он, Апостол Павел, а возможно коллективно все Апостолы) или даже Ангел с неба будет благовествовать вам не то, что благовествовали изначально. В таком случае не надо это слушать, не надо принимать. Другими словами Апостольская церковь определяется не апостольской преемственностью, а апостольской, евангельской истиной.

Поэтому вопрос о преемственности - вопрос о преемственности учения и веры (это то, о чем говорил Ириней Лионский во II веке). Мы принимаем апостольское Евангелие, храним его и передаем его. Именно апостольское евангелие является залогом подлинности, истинности церкви, какая бы ни стояла "синяя печать". 

вторник, 13 декабря 2016 г.

Библии не было до IV века?

Тезис звучит так: Библии не было до IV века. Библия якобы была составлена на первом вселенском соборе 325 в городе Никее и позже. А до этого была церковь, которая собственно и написала Библию и признала канон Библии (что входит а что не входит в Библию) и авторитет Библии. Нечего верить в Библию если не веришь в церковь, которой она "принадлежит".

Так ли это? Нет, конечно. 

Давайте разберемся, начиная с IV века. Что тогда случилось? В IV веке окончательно решился вопрос о каноне Нового Завета. Афанасий Великий в окружном пасхальном послании 367г провозгласил тот канон, который сегодня повсеместно принят. Между прочим Афанасий и те соборы которые подтвердили канон не придавали авторитет каким-то книгам, а признали авторитет этих книг. С конца IV века уже был полный канон у всех. 

А до этого? Возьмем к примеру Оригена (III век). Он жил в III веке и много написал о христианской истине. А на каком основании он это делал? Естественно, на основании Священного Писания. Ориген в своих беседах (мы бы сказали "экспозиционных проповедях") по порядку проходил целые книги Нового Завета. На тот момент были еще спорные книги и какие внеканонические книги еще использовались. Он пишет о том, что для некоторых спорны послание к Евреям, 2 Петра, 2 и 3 Иоанна, Иакова, Иуды, также как и впоследствии неканонические послание Варнавы, Пастырь, Дидахэ, Евангелие от Евреев. Но, читая беседы Оригена, редко сталкиваешься с каким-то доводом, основанным не на канонической Библии. 

Век раньше жил Ириней Лионский. Он считается отцом богословия, в частности восточно-христианского богословия. Была ли Библия у Иринея? Естественно, была. В своих трудах, такие как "Против Ересей" он излагает такие тексты как Ефесянам 1:10. Скорее канон у Иринея - так называемый канон Муратори (фамилия того археолога который открыл этот канон). Туда входили все 4 евангелия, Деяния Апостолов, все послания Павла (но без послания к Евреям), 1 Петра, 1 Иоанна и Откровение. Ириней считал "Пастырь Ермы" священным писанием, хотя не включал его в список апостольских писаний.

(Примерно к этому времени относится так называемый канон Муратори, в который входят все впоследствии канонические книги кроме Евреям, Иакова, 1 и 2 Петра, 3 Иоанна. Туда входили и "Мудрость Соломона" и "Откровение Петра".) 

Еще раньше жили и трудились Мужи Апостольские, такие как Игнатий Антиохийский и Климент Римский (конец I века/начало II века). Они были без Библии? Никоим образом! Они больше цитируют Ветхий Завет, но они также ссылаются на такие места как послания к Коринфянам, к Филиппийцам, к Евреям и Иакова, и на тексты из синоптических Евангелий (Матфей, Марк, Лука). 

А до Мужей Апостольских, то есть до конца I века? Сами Писания были написаны Апостолами и их помощниками в течение этого первого христианского столетия. У Римской церкви было послание к Римлянам, у христианской диаспоры в Понте было 1 Петра и так далее. Самим последним было написано Евангелие от Иоанна (ок. 100г). У нас даже есть фрагмент этого Евангелия, которое датируется 125г нэ. 

А до этого? Что насчет того времени от событий до того, как был записан текст Нового Завета? Первые максимум 30 лет возможно не было письменных текстов, а было устное учение Апостолов. Это то же Слово Божье, что и потом было записано в Новом Завете, но пока еще в устном виде. Судя по таким текстам как Деяния 10:36-43, то это устное евангелие имело стандартную структуру, чтобы запомнить и передать. Потом это устное учение было запечатлено в Новом Завете, чтобы достичь новых слушателей и читателей и чтобы запечатлеть устное свидетельство Апостолов перед тем, как они отошли в вечность. 

Из этого мы можем смело сделать вывод, что церковь Христова никогда не была без Слова Божьего, ведь она и родилась от Слова, которое было "сначала проповедано Господом" а потом и Апостолами и другими. Уже к концу I века христианские мыслители цитируют книги Нового Завета, а чем дальше тем точнее был установлен канон. 


понедельник, 12 декабря 2016 г.

Неписаное предание

Image result for язык жестовМы продолжаем рассуждать об основах христианской веры: о Слове Божьем и о Предании.

Возникает вопрос: а есть ли, помимо Священного Писания, еще что-то от Апостолов, что не вошло в канон Библии?
На этот вопрос можно ответить "Нет" или же условно ответить "Да".

Если в самом Новом Завете, то слово "предание" и глаголы "передать" и "принять" применяются именно к Слову Божьему, а еще конкретнее к самому Евангелию (напр., 1 Кор 11:23; 15:1,3). Конечно же это не второй источник истины помимо Писания.

Для Иринея Лионского (II век) слово «предание» обозначает ту библейскую истину, изложенную в правиле веры и переданную в церкви прежде всего епископами. Он боролся с ересью гностицизма, которая претендовала на некую тайное предание, на некую истину, которая якобы передалась от апостолов. А он ответил, доказывая, что повсеместно по всему древнему миру евангельская истина - одна во всех церквах и передается открыто. 

Есть интересное место в 2 Фесс. 3:10, где сказано: "Завещеваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас". А что имеется в виду? Говорит ли здесь Апостол о чем-то помимо Священного Писания? Если читать весь отрывок, то Павел говорит о своем жизненном примере (в том числе о трудолюбии). Вошел ли пример Павла в канон Писания? И да и нет. Есть библейские стихи, которые говорят об этом, но по сути жизненный пример, так сказать, не подлежит записыванию. 

В подобном духе некоторые отцы церкви, например, Тертуллиан (II век) и Василий Великий (IV век), также ссылаются на некое неписаное «предание». Василий Великий пишет:
«Из верований и практик, соблюденных в Церкви, иные имеем в учении, изложенном в Писании, а другие, дошедшие до нас от апостольского предания, приняли мы в тайне. Но те и другие имеют одинаковую силу для благочестия» (Василий Великий, О Святом Духе). 
Но а почему именно это вещи не изложенные в Писании, а дошли до нас "в тайне"? Не противоречит ли это тому, что говорил Ириней о предании, которое передается открыто? А ведь Тертуллиан и Василий Великий говорят о:
  • «неизложенных в Писании обычаях» 
  • таинственных церковных обрядах
Конкретно речь идет об отказе христианским воином носить венок или обычай еврейских жен носить косынку, о таких практиках как крестное знамение, обращение к востоку в молитве, слова призывания при евхаристии, благословение при разных таинствах, трехкратное погружение крещаемого итд. Они "в тайне", то есть в таинстве, в тайных церковных обрядах и в бессловесных обычаях передают апостольское предание.

Мы можем оспаривать (или же не оспаривать) апостольское происхождение этих обычаев и практик, и также их силу в церкви, но нужно отметить, что отцы церкви не видели в неписаном предании второй, тайный источник вероучения кроме Слова Божьего.

"Устный договор не стоит той бумаги, на которой он не дописан".
(Сэмюэл Голдвин) 

суббота, 10 декабря 2016 г.

Предание или Библия?

Будучи верующим христианином, я с момента возрождения и даже намного раньше, люблю Священное Писание. Павел говорит членам коринфской церкви: "Я родил вас в Иисусе Христе благовествованием". Этим же благовествованием я получил рождение свыше. И все больше я стал читать и изучать. Потом я столкнулся с другим: христиане для которых есть и другой авторитет, Предание. 

А что тогда: Предание или Библия? Сначала Предание а потом Библия? Библия, но только через Предание? 

Начнем с Иисуса Христа (понимаю, что история Божьего народа восходит к прародителями Адама и Евы, но для данного вопроса начнем так). 

Будучи послан Отцом, Предвечный Сын Божий, Иисус Христос принял крещение от Иоанна Крестителя и, побыв 40 дней в пустыне, начал свое служение. Он проповедовал царство, учил, тем же сея семя Слова (ср. Марк 4 и др). Люди верили в Него, следовали за Ним: слово принесло плод. Через три года, он был распят на кресте и воскрес из мертвых, после чего Он явился апостолам в течение сорока дней и вознесся к Отцу, оставив поручение Апостолам-свидетелям Его воскресения и повелев их ждать Духа Святого. Дальше Апостолы и те 120 человек в горнице, получив Духа Святого в День Пятидесятницы, распространили Слово по Иерусалиму, по Иудее, по Самарии и до концов земли. 

Апостол Петр пишет: 
Послушанием истине чрез Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца, как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живаго и пребывающего вовек. Ибо всякая плоть - как трава, и всякая слава человеческая - как цвет на траве: засохла трава, и цвет ее опал; но слово Господне пребывает вовек; а это есть то слово, которое вам проповедано.
Итак, от семени Слова родилась христианская церковь. и от этого же семени повсеместно рождались новые христиане и поместные общины. Порой это слово говорили Апостолы, порой говорили дьяконы или рядовые члены церкви (Деян гл.гл. 8,11). Это происходило и во время церковных собранияй когда говорил слово пресвитер, но чаще всего люди слышали и верили в рамках личного общения. Таким образом происходила такая передача или "предание" веры устным путем, через передачу Слова. 

Учение Апостолов, о котором говорится в Деяниях 2:42, было сначала не в письменном виде, но перед тем, как отойти в вечность, Апостолы и их помощники (напр., Лука) под вдохновением Духа Святого, записали свое учение (ср. Иоанна 20:29-31). Начиная с конца I века/начала II века церковь имеет Писания Нового Завета, пользуется ими на богослужении, цитирует их в своих учениях. Первые христианские мыслители, Мужи Апостольские, цитируют писания Нового Завета, и тем более более поздние представители ранней христианской мысли, такие как Апологеты, Ириней или же Ориген. 

В церкви были разногласия по поводу нескольких Соборных посланий, а также насчет книги Откровения. Но уже в течение II века повсеместно знают и принимают именно 4 Евангелия, Деяния Апостолов, послания Павла (только посл к Евреям было спорным) и большую часть соборных посланий. Позже, в IV веке, с участием таких церковных деятелей как Афанасий Великий, церковь до конца определила пределы канона (какие книги являются Божьим Словом, а какие полезные но не безошибочные). 

Image result for почеркЕстественно Афанасий и другие не претендовали на то, что они этим "придают" авторитет Божьему Слову, сами "пишут Библию" или что-либо в этом роде. (Это примерно то, что утверждает Дэн Броун в таких книгах как "Код да Винчи"). Когда, разбирая почерк своего дорогого отца, я признаю что данное письмо - от его руки, я не пишу его письма и не накладываю какой-то свой авторитет на его писания, а лишь признаю, что это - Он написал. Авторитет в данном случае не мой - а авторитет отца, почерк которого я узнал. Таким же образом церковь, определив границы Священного Писания, не придает авторитет Библии, а наоборот ставит себя под авторитетом именно этих Писаний. 

А что тогда насчет предания? Здесь надо определить: а какое предание? Предание (гр. paradosis) это - процесс передачи и содержание того, что передается. Если говорить о том, о чем в 1 Кор 11:23 ("Я вам передал то, что принял от Господа, что в ту ночь...."), то это апостольское предание и есть Слово Божье и восходит к самому началу. Апостолы также говорят о своем апостольском примере, что они передали и что тоже является авторитетным в церкви. Например, пример трудолюбия (2 Фесс 3). Такое предание восходит к началу и равноправно Слову Божьему. 

Но есть и другое, более позднее, менее авторитетное предание: духовный опыт более поздних христиан, накопленный опыт церкви, решения церковных соборов итд. Это предание имеет место, может быть полезным (я - историк церкви, мне положено так говорить!), но оно не есть Слово Божье, Такое предание необходимо испытывать, оно содержит и нужное и ненужное. 

Поэтому когда говорят "сначала было предание, а потом только Библия" это можно совсем по-разному толковать. 

Если под этим имеется в виду, что Апостольское учение передавалось устно, а потом только записали, то в принципе это - правильно. Если кто-то скажет, что первее неопределенный корпус разных верований и практик, а потом только Библия, в которой не все написано, то это ближе к гностикам II века. Было в первой церкви понятие "неписаное предание" (к примеру у Василия Великого), но имеется в виду какие-то вещи, которые в принципе нельзя писать, как способ крещения, но никак не вероучение. Во всяком случае новозаветные писания содержат апостольское предание. Претендовать на то, что есть еще какое-то откровение, которое нигде не записано, но которое передавалось тайным путем - это учение гностиков, с которым боролся Ириней Лионский. 

Есть еще вопрос о толковании Писании, но это будет тема уже другого блог-поста. 

понедельник, 5 декабря 2016 г.

"Шансы на спасение"

Тот человек, который мне написал эту фразу (он предпочитает, чтобы я его не цитировал), хотел доказать преимущества своей христианской традиции над моей. Его традиция якобы славится историей, а моя - неполноценная, скудная, самодельная. Поэтому надо, чтобы я и христиане моей традиции оставили свои "общины", и перешли в другую, настоящую церковь И что нас там ждет? Что может предложить сама лучшая в мире церковь (а может и единственная)? Ответ: "шансы на спасение". Та же фраза звучит и в звукозаписи более официального представителя. Пока жду ответа на вопрос о первоначальном источнике.

Кто так верит? Отец разве послал Сына Своего Единородного в наш мир зла для того, чтобы дать нам "шансы на спасение"? Разве мы, принимая драгоценную весть о Спасителе, лишь увеличиваем свои шансы? Эти слова напоминают букмакерскую контору. Так рассуждает тяжело больной пациент, который занимается самолечением (вспомните Steve Jobs). Возможно так инвестирует свои деньги спекулянт на фондовом рынке. Но не верующий в Господа нашего Иисуса Христа. Верующий в Него не стыдится. Я знаю - пишет Апостол - в Кого уверовал, и уверен, что он силен сохранить залог мой на оный день. Именно это - апостольская вера. И она мне близка.

Христос, Спаситель наш, пришел в наш мир, чтобы спасти грешников. И Он их спасает. И Петра и разбойника и Марию Магдалину и Никодима. И к тем, кто к ним обращался, Иисус говорил однозначно: "вера твоя спасла тебя". Вера живая, конечно, вера, которая "действует любовью". Но спасает. И сегодня Тот, кто сидит одесную Отца спасает людей своих и всякого, кто через веру присоединяется к ним. Вот это - церковь: сомн спасаемых. Вне этой церкви нет спасения (Extra Ecclesiam nulla salus est - так говорил отец церкви, Киприана).

Image result for поликлиника
В поиске истинной церкви первым делом интересуйтесь этим вопросом: есть ли у вас спасение? Если нет, то ищите дальше. 

Церковь - врачебница для больных грехом, ведь Иисус "Врач для больных". Пациенты туда приходят, естественно, не со своими требованиями, а в смирении. Но они в праве интересоваться: а что вы мне можете предлагать? Кто-то ответит: у нас есть самые образованные врачи с всеми регалиями и дипломами. Другой: а у нас самое лучшее и дорогое оборудование. Третий: у нас самые комфортные кровати и рядом стоит удобная тумбочка.

Но пациент не успокаивается. Он смело задает вопрос: А я у вас вылечусь? Люди здесь вообще выздоравливают? Представьте такой ответ: ну, шансов больше, страхуйтесь, кто его знает, может и да. Получив такой ответ, ты бы ложился в такую больницу? Я - нет. 

четверг, 24 ноября 2016 г.

Preaching as doing

I should start out by stating that I do actually believe in expository preaching.

Preaching should be about a Biblical text being opened up to the hearers in the great tradition going back at least as far as Origen and practised by such worthies as Chrysostom, Bernard of Clairvaux, Calvin, Jean Claude, Spurgeon and Martyn Lloyd-Jones.

That being said more often that not I find myself objecting to expository preaching or at least wishing it was practised better.

In a nutshell I suppose the weakness is that the great oracles of the Almighty are reduced to propositional points, usually directive in content and far too often artificially alliterative or memorable in a reductionist way. You know the sort of thing: no, slow, grow and go (I think that was a talk on God's answer to prayer for guidance).

Preaching, it seems to me, is not just about explaining; preaching is about doing.

Doing what? A simple first answer would be the classic triad: observe-interpret-apply. In terms of preaching that might mean telling the story, making the point and calling for a response. A preacher should be aware of what he is doing, what function he is performing at a given moment of the sermon. The check-list question is then not: Have I said this? Did I transmit this information? But rather, Have I told them the story? Have I got the point across? Have they heard the call to make a response?

Beyond the simple triad there are multiple things which a preacher can do, rhetorical functions which he (yes, forgive my conservative pronouns) performs as he gets across God's Word. Raising a question. Finding common ground. Identifying a shared life situation or issue. Challenging an attitude or action. Reaffirming a conviction. Motivating to action. Calling to worship. (I can feel that this list is not exhaustive by any means.)

I think it is helpful to think of preaching as an act rather than simply as the transmission of information.

"And we also thank God continually because, when you received the word of God, which you heard from us, you accepted it not as a human word, but as it actually is, the word of God, which is indeed at work in you who believe." (1 Thessalonians 2:13)

четверг, 17 ноября 2016 г.

Post-truth (пост-правда)

Выбрано английское слово 2016 года: post-truth (буквально: пост-правда).
Image result for justitia

Post-truth - явление, связанное с неожиданным исходом двух ключевых голосований в 2016г: выход Соединенного Королевства из Евро-Союза ("Брексит") и избрание Трампе на пост президента США. 

Явление заключается в том, что люди голосуют и формируют свое мнение по тем или иным вопросам, не исходя из объективных фактов или же знаний, а иногда и вопреки фактам и знаниям, по другим, более субъективным критериям. Источник информации для многих современников - интернет-сайты и разного рода "слухи", порой необоснованные. 

В общественном дискурсе и в диалоге мнение экспертов или ссылка на факты - не убедительна. Один сторонник Брексита сказал: "люди устали от экспертов". 

Об этом очень много можно писать. На самом деле и в христианских кругах довольно часто встречается некий анти-интелектуализм, т.е. склонность пренебрегать или отвергать "книжные" знания в пользу другой "правды", которая соответствует каким-то своим убеждениям. 

Дело не столько в самой позиции по тому или иному вопросу (от Трампа до провивок, от Брексита до домашнего обучения), а в том, каким путем люди приходят к определенным выводам, что для них убедительно и какие контр-аргументы достойны внимания.

четверг, 15 сентября 2016 г.

Почему мы не как первые христиане?

"Если вы сейчас остановитесь и зададите себе вопрос, почему вы не такие благочестивые, какими были примитивные христиане, то ваше собственное сердце подскажет вам, что это не из-за невежества и не из-за неспособности, а потому, что вы никогда и не намеревались этого делать до конца".

Вильям Лоу (1686-1761гг), Серьезный призыв к усердной и святой жизни

"If you will here stop and ask yourself why you are not as pious as the primitive Christians were, your own heart will tell you that it is neither through ignorance nor inability, but because you never thoroughly intended it."

William Law (1686-1761), A serious call to a devout and holy life

вторник, 30 августа 2016 г.

Слово или подсказка? (О принципе Sola Scriptura)

Что значит Sola Scriptura (только Писание)? Этот принцип исповедуют христиане-протестанты. 

Если коротко, то это учение о том, что именно Библия является единственной непогрешимой основой для вероучения, христианской жизни и церковной практики. Слово Божье обращено к народу Божьему, непосредственно к членам церкви (не через священнослужителей), поэтому мы с вами можем слушать и читать Слово Божье, его понять, принять, применить. При этом важно внимать Писанию не частично, а полностью (по контексту) и не искажая главный его евангельский посыл.

Но это далеко не значит, что нет ничего кроме Писания.

Во-первых есть церковная община. Церковь есть собрание святых, сообщество верующих. Этот народ Божий восходит к первым людям, Адам и Ева, и включает в себя всех верующих всех времен. Павел пишет что мы постигаем любовь Христа "вместе со всеми святыми" то есть не каждый отдельно по себе.

Во-вторых есть учителя. Это тот же священнослужитель в церкви, который читает проповедь, или же христианский автор. Есть и другие, более авторитетные учителя, которые думали и писали в прошлом.

В-третьих есть предание. Это "история ученичества", накопленный опыт понимания, толкования и применения Писания. Библию читают и применяют уже сколько столетий! А мы можем знакомиться с этим опытом, учиться на нем.

Но все что не есть Слово Божье, в том числе и церковная община, и учителя, и предание, подчиняется наивысшему авторитету Божьего Слова.

В самой Библии Иисус обличал тех, кто ставил авторитет "предания старцев" высше чем Слово Божье (Марк 7 и др.). В церкви первых веков с трепетом определили границы Священного Писания, тем же не "придавая" авторитет Писания, а лишь "признавая" его авторитет.

«Сии суть источники спасения…, в сих только благовествуется учение благочестия. Никто к сим да не прилагает, ни да отъемлет от них что-либо… Есть, кроме сих, и другие книги, не введенные в канон, но назначенные Отцами для чтения нововступающим и желающим огласиться словом благочестия: Премудрость Соломонова, Премудрость Сирахова, Есфирь, Иудифь и Товия… и Пастырь». (Афанасий Великий, IV век)

Это все средства лишь вспомогательного характера. Они помогают нам постигать Писание, но не заменяют или же затмевают Писание. В итоге я должен "вернуться" к Писанию и услышать там то, что мне подсказывают другие источники. А если там этого нет, то "побеждает" Писание. Как говорил реформатор Мартин Лютер: "Моя совесть в плену [лишь] у Слова Божьего." Только оно обязательно и непогрешимо.

К примеру случай с язычниками в Деяниях Апостолов. Дело в том, что Апостолы не сразу поняли всю истину о вхождении в церковь нееврейских народов. Они пришли к этому через водительство Духа, через опыт. Но по факту они нашли подтверждение и основу для своих убеждений в Священном Писании (см. Деян 10 и 15) и не довольствовались лишь своим опытом, даже и апостольским.   

понедельник, 29 августа 2016 г.

Общины и церковь

"Мы верим, что особые общины, которые существуют в различных местах, должны проявить себя через исповедание своего упования, через богослужения и через труд их любви. Но мы также верим, что над всеми этими особыми общинами, которые были, есть и будут, перед Богом существует одна, святая, всеобщая церковь, которая состоит из всех возрожденных и составляет единое Тело, Глава которого есть Иисус Христос, и члены которого станут полностью очевидными только тогда, когда наступит День Господень."

Статья № 15, Вероисповедание свободной евангельской церкви, г. Эльберфельд-Бармен (1854)

понедельник, 15 августа 2016 г.

Сектант!


Пожалуй, одно из самых часто встречаемых и скудно обоснованных обвинений в адрес протестантов и евангельских хритиан в России: "сектант".

Недавно я прочитал статью на сайте одного местного телеканала, в которой очередной раз обозначили членов моей христианской конфессии "сектантами" и "адептами нестандартной религии".

В свете светской конституции РФ и во избежание религиозной розни (что является преступлением против закона), я предлагаю искать новых терминов для обозначения религиозных меньшинств.

Но давайте разберемся, что такое "церковь" и что такое "секта". 

Если смотреть именно с богословской точки зрения, то каждый считает себя именно церковью и не сектой. Баптисты имеет свою концепцию о том, что такое истинная церковь (при этом не претендуя на исклюзивность и не отказывая и другим церквам в праве быть церковью). Истинная церковь - собрание верующих, где истинно проведуется Евангелие, верно преподаются таинства и где практикуется церковная дисциплина. Вот цитата из вероучения самых первых баптистов:
Хотя по отношению ко Христу, церковь – одна, однако она состоит из различных частных общин (конгрегаций), столько, сколько существует в мире, каждой из которых, хоть она [состоит] только из двоих или троих, даны Христос и все средства ко спасению, и [каждая из которых] является телом Христовым и целой [или: полноценной] церковью.
(Декларация веры, 1611г)
А что насчет тех, кто "не наши", представления которых о церкви отличаются от наших? Есть путь эксклюзивности, по которому все остальные "христиане" вовсе таковыми не являются. Но каждая конфессия обычно имеет категория для обозначения настоящих христиан в других конфессиях. К примеру Римо-католический собор Ватикан II 1968г называет православных и протестантов не "сектантами", а "отделенными братьями". По богословским соображениям те церкви, которые не имеют апостольскую преемственность, называют не "церковью", а "общиной", но все-таки не чернея их ярлыками.

А если смотреть на вопрос с социологической точки зрения, то эти же термины приобретают немного другой смысл. Это основывается на работах таких социологов как Вебер, Трёльч, Ричард Нибур и другие. В их осмыслении этого вопроса "секта" и "церковь" обозначают разные религиозные объединения и их место в обществе. Объединения отличаются разными критериями:
  • Для Вебера ключевой критерий - форма членства, то есть каким образом человек становится членом данной религиозной организации: через рождение (церковь) или же через личное решение (секта). 
  • Трёльч и Нибур подчеркивают другой критерий. а именно "религиозное поведение". 
  • А Джонсон считает решающим отношение данной группы к окружающему обществу (принятие или же отвержение). 
Очень поучительно определение Вебера, в котором он различает между "церковью" и "сектой":
"церковь есть обязательное объединение для преподавания благодати, а секта есть добровольное объединение религиозно соответствующих лци". 
Из этой цитаты видно, что и "церковь" и "секта", опять же в этом строго социологическом смысле, имеют свои плюсы и минусы. При этом от черно-белого различия между сектой и церковью в толковании Вебера социологи и богословы перешли к концепции о "диапозоне". "Церковь" и "секта" - две крайности, идеалы, которых нет в натуре, а все религиозные объединения находятся где-то на этом диапозоне от секты до церкви.

Тогда вопрос: являются ли баптисты "сектой"? Баптисты условно являются "сектой" в строгом социологическом смысле, если под термином "секта" имеется в виду, что данное объединение является религиозным меньшинством на дорбовольной основе в отличие от религиозной монополии на основе рождения, культуры и государственности. В этом же смысле в сегодняшней России православные-старообрадцы тоже являются "сектой" также как и православная церковь в Японии. А в Российском Татарстане или же в мусульманских странах господствующая форма Ислама является "церковью" в этом же строгом социологическом смысле. Слова "секта" и "церковь" в данном случае несут лишь социологический, а не богословский смысл.

И все-таки, секта или не секта? Я думаю, что в услових светского государства и общества XXI века давно пора перейти на неоскорбитльное обозначение различных религиозных групп. Баптисты являются инославными христианами, протестантской христианской конфессией, религиозным меньшинством. Есть множество подходящих, необидных терминов для обозначения нас и других подобных христианских церквей.

"Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь."
(Первое послание Петра 4:15,16)    

пятница, 8 июля 2016 г.

THE SECOND COMING, William B. Yeats (1919)

THE SECOND COMING, William B. Yeats (1919)

Turning and turning in the widening gyre
The falcon cannot hear the falconer;
Things fall apart; the centre cannot hold;
Mere anarchy is loosed upon the world,
The blood-dimmed tide is loosed, and everywhere
The ceremony of innocence is drowned;
The best lack all conviction, while the worst
Are full of passionate intensity.

Surely some revelation is at hand;
Surely the Second Coming is at hand.
The Second Coming! Hardly are those words out
When a vast image out of Spiritus Mundi
Troubles my sight: a waste of desert sand;
A shape with lion body and the head of a man,
A gaze blank and pitiless as the sun,
Is moving its slow thighs, while all about it
Wind shadows of the indignant desert birds.

The darkness drops again but now I know
That twenty centuries of stony sleep
Were vexed to nightmare by a rocking cradle,
And what rough beast, its hour come round at last,
Slouches towards Bethlehem to be born?

==========================================================


вторник, 5 июля 2016 г.

Божье установление и вторичные причины (Вестминстерское исповедание веры)

1. От вечности Бог по Своему премудрейшему и святейшему произволению свободно и непреложно установил все, что произойдет. Но при этом Он не является создателем греха, не совершает насилия над волей творений, и свобода и случайность* вторичных причин не упраздняются, а наоборот утверждаются.

Вестминстерское исповедание веры (1647), Глава 3. О вечных Божьих
установлениях

* или: условность 

понедельник, 4 июля 2016 г.

Выбирайте позицию!

Выбирайте позицию. Нейтралитет помогает угнетателю, а не жертве. Молчание помогает палачу, а не тому, кого пытают.

Эли Визель.

четверг, 23 июня 2016 г.

Augustine on the begottenness of the Son / Августин о "рожденности" Сына

"Therefore, the Father remains life, the Son also remains life; the Father, life in himself, not from the Son, the Son, life in himself, but from the Father. [The Son was] begotten by the Father to be life in himself, but the Father [is] life in himself, unbegotten." 
(Tractates on the Gospel of John 19.13).

"Итак, Отец остается жизнь и Сын остается жизнь; Отец, жизнь в Самом Себе, не от Сына, Сын, жизнь в Самом Себе, но от Отца. [Сын] рожден от Отца, чтобы быть жизнь в Самом Себе, но Отец есть жизнь в Самом Себе, нерожден." 
(Трактаты на Евангелие от Иоанна, 19.13) 

четверг, 16 июня 2016 г.

The Father as the beginning (arche) of the Godhead (contribution to the ongoing debate on Trinitarian theology and subordinationism)

The debate regarding Trinitarian theology and subordinationism continues in evangelical circles in the USA and beyond.

The debate surrounds the question of the eternal relations within the Godhead of Father, Son and Holy Spirit and whether this might provide a theological underpinning for relations within the family.

On one side are advocates of what has been termed 'eternal subordination', including Wayne Grudem and Mike Ovey. On the other side are those who oppose any notion of eternal subordination.

Issues about theology proper, the doctrine of God, are so central to everything that it is hard to overestimate their significance. We are talking about the Being at the centre of everything that exists, commanding our worship and service.

One of the lynch-pins of historic Trinitarian theology has been the notion of personal properties of the divine persons. In historic, Biblical Trinitarian theology the persons of the Godhead are not only each equal and equally worthy of being "worshipped and glorified"; they are also distinguished from one another. These distinctive properties are termed in Greek idiotetes, whereas in Latin theology the focus was on relationships (relationes).

In the words of Donald Fairbairn, "The Father is not exactly the same as the Son, because if he were, there would be two Brothers, not a Father and a Son. The Father is the head and the source of the Godhead, and the Son is God because he exists eternally in a filial relationship with the Father. SImilarly, the Spirit is God because he eternally proceeds from the Father, the source."

We should be careful not to venture too far in speculation in respect of God. However, within the bounds of the revelation we have, we can affirm that Father is unbegotten, begets and spirates; the Son is begotten and the Spirit proceeds. (We can for the moment leave aside the issue of whether the Son also spirates.) In affirming these truths we are affirming an order (the Greek word is taxis) within the eternal Trinity. In particular we are affirming the primacy of the Father. In traditional Trinitarian theology the terminology has been that the Father is the beginning (arche) and source of the Godhead.

What does it mean that the Father is unbegotten and the Son is begotten? Well, it means that one is the Father and the other the Son. But that is just repeating the obvious. It also means, and this is the inescapable logic of revelation, that the Son is OF the Father in a way that the Father is not OF the Son. In affirming that the Father is unbegotten and the Son is begotten we are affirming an asymmetrical relationship which begins with the Father. Traditionally this has meant a derivation of origin; Gregory of Nazianzus compares the Trinity to the first family - Adam was the father, Eve was taken from his side and Seth was born of him; and yet together they were the human race. John of Damascus writes that light comes from fire, not fire from light. However, even for those who would refuse to speculate on such matters, even if we perceive of the Trinity only in terms of relationships, it is the Father who first loves the Son and the Son who receives this love and responds. Either way the Father is the beginning (arche), the starting point; as such he has primacy within the Godhead.

Notwithstanding his contribution to this doctrine which further undergirded the equality of the Son, Calvin wrote in the Institutes, "... but inasmuch as the Father is first in order and of himself begat his own Wisdom, he, as we lately observed, is justly regarded as the principle and fountain of all the Godhead" (Institutes, I.13.25)

In Christian theology there is a concept called Rahner's rule which states, "The economic Trinity is the essential Trinity." Deciphered this means that the way in which the persons of the Godhead interact as they perform the works of creation and salvation reflects the eternal relations which exist between them. In John's gospel especially countless times Jesus speaks of his deference to the Father and his dependence on him. He does so not only as incarnate Man before eternal God, but as eternal Son before this heavenly Father. For example John 5:26. "For as the Father has life in himself, so he has granted the Son also to have life in himself." Not 'the Son of Man', not 'Christ', but the Son.

It may well be that the language of submission and subordination is too ambiguous and tainted with controversy to be appropriate in our Trinitarian theology. And at all times we must all affirm the equality of the Son and Spirit with the Father. However in so doing we must not allow the expediency of controversy and earthly agendas to blur our vision as to the distinctive personal properties of the divine persons - Unbegottenness, Begottenness and Procession. And, if we are to be true to our Lord Jesus Christ, we must not be loath to affirm the Father as the beginning (arche) of the Godhead.

Gloria Patri, et Filio, et Spiritui Sancto. Amen. 

среда, 15 июня 2016 г.

The historic doctrine of the Holy Trinity (John of Damascus)

Therefore, we believe in one God: one principle, without beginning, uncreated, unbegotten, indestructible and immortal, eternal, unlimited, uncircumscribed, unbounded, infinite in power, simple, uncompounded, incorporeal, unchanging, unaffected, unchangeable, inalterate, invisible, source of goodness and justice, light intellectual and inaccessible; power which no measure can give any idea of but which is measured only by His own will, for He can do all things whatsoever He pleases; maker of all things both visible and invisible, holding together all things and conserving them, provider for all, governing and dominating and ruling over all in unending and immortal reign; without contradiction, filling all things, contained by nothing, but Himself containing all things, being their conserver and first possessor; pervading all substances without being defiled, removed far beyond all things and every substance as being supersubstantial and surpassing all, supereminently divine and good and replete; appointing all the principalities and orders, set above every principality and order, above essence and life and speech and concept; light itself and goodness and being insofar as having neither being nor anything else that is from any other; the very source of being for all things that are, of life to the living, of speech to the articulate, and the cause of all good things for all; knowing all things before they begin to be; one substance, one godhead, one virtue, one will, one operation, one principality, one power, one domination, one kingdom; known in three perfect Persons and adored with one adoration, believed in and worshiped by every rational creature, united without confusion and distinct without separation, which is beyond understanding. We believe in Father and Son and Holy Ghost in whom we have been baptized. For it is thus that the Lord enjoined the Apostles: 'Baptizing them in the name of the Father and of the Son and of the Holy Ghost.'

We believe in one Father, the principle and cause of all things, begotten of no one, who alone is uncaused and unbegotten, the maker of all things and by nature Father of His one and only-begotten Son, our Lord and God and Saviour, Jesus Christ, and Emitter of the All-Holy Spirit. We also believe in one Son of God, the only-begotten, our Lord Jesus Christ, who was begotten of the Father before all the ages, light from light, true God from true God, begotten not made, consubstantial with the Father, by whom all things were made; in regard to whom, when we say that He is before all ages, we mean that His begetting is outside of time and without beginning, for the Son of God was not brought from nothing into being; who is the brightness of the glory and the figure of the substance of the Father, His living power and wisdom, the subsistent Word, the substantial and perfect and living image of the invisible God. Actually, He was always with the Father, being begotten of Him eternally and without beginning. For the Father never was when the Son was not, but the Father and the Son begotten of Him exist together simultaneously, because the Father could not be so called without a Son. Now, if He was not Father when He did not have the Son, and then later became Father without having been Father before, then He was changed from not being Father to being Father, which is the worst of all blasphemies. For it is impossible to speak of God as naturally lacking the power of begetting. And the power of begetting is the power to beget of oneself, that is, of one's own substance, offspring similar to oneself in nature. 

Accordingly, it is impious to say that time intervened in the begetting of the Son and that the Son came into existence after the Father. For we say that the begetting of the Son is of the Father, that is to say, of His nature; and if we do not grant that the Son begotten of the Father exists together with Him from the beginning, then we are introducing a change into the substance of the Father; namely, that He once was not Father, but became Father later. Now, creation, even if it was made at a later time, was not of the substance of God, but was brought from nothing into being by His will and power and does not involve any change in the nature of God. Begetting means producing of the substance of the begetter an offspring similar in substance to the begetter. Creation, on the other hand-- making--is the bringing into being, from the outside and not from the substance of the creator, of something created and made entirely dissimilar [in substance]. 

Therefore, neither the act of begetting nor that of creation has any effect on the one, unaffected, unvarying, unchanging, and ever-the-same God. For, being simple and uncompounded and, consequently, by nature unaffected and unchanging, He is by nature not subject to passion or change, whether from begetting or from creating, nor does He stand in neeed of any cooperation. On the contrary, because the begetting is an action belonging to His nature and proceeding from His substance, it is without beginning and eternal, so that the Begetter undergoes no change and so that He is not a first God and a later God, but receives no addition. But, since with God creation is a work of His will, it is not co-eternal with Him--which is because it is not of the nature of that which is produced from nothing to be co-eternal with that which is without beginning and always existing. Indeed, God and man do not make in the same way. Thus, man does not bring anything from non-being into being. What man makes he makes from already existing material, not by just willing but by thinking it out beforehand and getting an idea of what he is to make and then working with his hands, toiling and troubling and oftentimes failing because the object of his endeavor does not turn out as he wishes. God, on the other hand, has brought all things from nothing into being by a mere act of His will. Hence, God and man do not beget in the same way. For, since God is without time and without beginning, unaffected, unchanging, incorporeal, unique, and without end, He begets without time and without beginning, unaffectedly unchangingly, and without copulation. Neither does His unfathomable begetting have beginning or end. It is without beginning, because He is immutable; it is unchanging, because He is unaffected and incorporeal; it is without copulation, also because He is incorporeal and because He is the only one God and without need of any other; it is unending and unceasing, because He is without time and without end and ever the same--for that which is without beginning is without end, although that which is without end by a gift of grace is by no means without beginning, as is the case with the angels.

Accordingly, the ever-existing God begets without beginning and without end His own Word as a perfect being, lest God, whose nature and existence are outside of time, should beget in time. Now, it is obvious that man begets in quite another manner, since he is subject to birth and death and flux and increase, and since he is clothed with a body and has the male and female in his nature--for the male has need of the female's help. May He be propitious to us who is beyond all things and surpasses all understanding and comprehension.

Therefore, the holy Catholic and apostolic Church teaches that the Father exists simultaneously with His only-begotten Son, who is begotten of Him without time or change or passion and in a manner beyond understanding, as only the God of all knows. They exist simultaneously, as does the fire with its light--without the fire being first and the light afterwards, but both simultaneously. And just as the light is ever being begotten of the fire, is always in it, and is in no way separated from it, so also is the Son begotten of the Father without in any way being separated from Him, but always existing in Him. However, the light, which is inseparably begotten of the fire and always remains in it, does not have any individual existence apart from the fire, because it is a natural quality of the fire. On the other hand, the only-begotten Son of God, who was inseparably and indivisibly begotten of the Father and abides in Him always, does have His own individual existence apart from that of the Father.

Now the Word is also called 'Brightness' because He was begotten of the Father without copulation, without passion, without time, without change, and without separation. He is also called 'Son' and 'Figure of the substance of the Father' because He is perfect and distinctly subsistent and in all things like the Father except in the Father's being unbegotten. And He is called 'Only-begotten' because He alone was begotten alone of the only Father. For neither is there any other begetting like that of the Son of God, nor is there any other Son of God. Thus, although the Holy Ghost does proceed from the Father, this is not by begetting but by procession. This is another manner of existence and is just as incomprehensible and unknowable as is the begetting of the Son. Hence, the Son has all things whatsoever the Father has, except the Father's being unbegotten, which does not imply any difference in substance, nor any quality, but, rather, a manner of existence. Thus, in the same way, Adam is unbegotten, because he was formed by God, while Seth is begotten, because he is the son of Adam; Eve, too, was not begotten, because she was produced from the rib of Adam. Yet, they do not differ in nature, because they are all human beings; they only differ in the manner of their existence. 

Now, one ought to know that ageneton written with one "n" means that which has not been created, or, in other words, that which is unoriginated; while agenneton written with two "n"'s means that which has not been begotten. Therefore, the first meaning implies a difference in essence, for it means that one essence is uncreated, or agenetos with one "n", while some other is created, or originated. On the other hand, the second meaning does not imply any difference in essence, because the first individual substance of every species of living being is unbegotten but not unoriginated. For they were created by the Creator, being brought into existence by His Word. But they were certainly not begotten, because there was no other like substance pre-existing from which they might have been begotten.

Thus, the first meaning applies to all three of the super-divine Persons of the sacred Godhead, for they are uncreated and of the same substance. On the other hand, the second meaning definitely does not apply to all three, because the Father alone is unbegotten insofar as He does not have His being from another person. And only the Son is begotten, for He is begotten of the substance of the Father without beginning and independently of time. And only the Holy Ghost proceeds: not begotten, but proceeding from the substance of the Father. Such is the teaching of sacred Scripture, but as to the manner of the begetting and the procession, this is beyond understanding.

This also should be known, that the terms 'paternity,' 'sonship,' and 'procession' as applied to the blessed Godhead did not originate with us, but, on the contrary, were handed down to us from Scripture, as the divine Apostle says: 'For this cause I bow my knee to the Father, of whom all paternity in heaven and earth is named.' 

And if we say that the Father is the principle of the Son and greater than the Son, we are not giving to understand that He comes before the Son either in time or in nature, for 'by him he made the world,' nor in any other thing save causality. That is to say, we mean that the Son is begotten of the Father, and not the Father of the Son, and that the Father is naturally the cause of the Son. Similarly, we do not say that the fire comes from the light, but that the light comes from the fire. So, when we hear that the Father is the principle of the Son and greater than He, let us understand this as being by reason of His being the cause. And just as we do not say that the fire is of one substance and the light of another, neither is it proper to say that the Father is of one substance and the Son of another; on the contrary, they are of one and the same substance. What is more, just as we say that the fire is made visible by the light coming from it, yet do not make the fire's light a subsidiary organ of the fire but, rather, a natural power; in the same way, we say that the Father does all things whatsoever through His only-begotten Son, not as through a subsidiary organ, but as through a natural and distinctly subsistent force. And just as we say that the fire gives light, and, again, that the fire's light gives light, so: 'What things soever the Fother doth, these the Son also doth in like manner.' But the light was not created an individual substance apart from the fire, whereas the Son is a perfect individual substance inseparable from that of the Father, as we have set forth above. For it is impossible to find in creation any image which exactly protrays the manner of the Holy Trinity in Itself. For that which is created is also compounded, variable, changeable, circumscribed, having shape, and corruptible; so, how shall it show with any clarity the supersubstantial divine essence which is far removed from all such? It is evident that all creation is subject to these several conditions and that it is of its own nature subject to corruption.

We likewise believe in the Holy Ghost, the Lord and Giver of life, who proceeds from the Father and abides in the Son; who is adored and glorified together with the Father and the Son as consubstantial and co-eternal with Them; who is the true and authoritative Spirit of God and the source of wisdom and life and sanctification; who is God together with the Father and the Son and is so proclaimed; who is uncreated, complete, creative, almighty, all-working, all-powerful, infinite in power; who dominates all creation but is not dominated; who deifies but is not deified; who fills but is not filled; who is shared in but does not share; who sanctifies but is not sanctified; who, as receivng the intercessions of all, is the Intercessor; who is like the Father and the Son in all things; who proceeds from the Father and is communicated through the Son and is participated in by all creation; who through Himself creates and gives substance to all things and sanctifies and preserves them; who is distinctly subsistent and exists in His own Person indivisible and inseparable from the Father and the Son; who has all things whatsoever the Father and the Son have except the being unbegotten and the being begotten. For the Father is uncaused and unbegotten, because He is not from anything, but has His being from Himself and does not have from any other anything whatsoever that He has. Rather, He Himself is the principle and cause by which all things naturally exist as they do. And the Son is begotten of the Father, while the Holy Ghost is Himself also of the Father--although not by begetting, but by procession. Now, we have learned that there is a difference between begetting and procession, but what the manner of this difference is we have not learned at all. However, the begetting of the Son and the procession of the Holy Ghost from the Father are simultaneous.

Accordingly, all things whatsoever the Son has from the Father the Spirit also has, including His very being. And if the Father does not exist, then neither does the Son or the Spirit; and if the Father does not have something, then neither has the Son or the Spirit. Furthermore, because of the Father, that is, because of the fact that the Father is, the Son and the Spirit are; and because of the Father, the Son and the Spirit have everything that they have, that is to say, because of the fact that the Father has them, excepting the being unbegotten, the begetting, and the procession. For it is only in these personal properties that the three divine Persons differ from one antoher, being indivisibly divided by the distinctive note of each individual Person.

We say that each of the three has perfect distinct subsistence; not, however, in such a way as to understand one perfect nature compounded of three imperfect natures, but one simple essence, eminently and antecedently perfect, in three Persons. For, anything that is made up of imperfect things is most definitely compounded, and it is impossible for there to be a compound of perfect individual substances. Hence, we do not say that the species is of the Persons, but in the Persons. Those things which do not retain the species of the thing made of them we call imperfect. Thus, stone, wood, and iron are each perfect in themselves according to their individual natures; but in relation to a house built of them they are all imperfect, because no one of them by itself is a house.

And so we speak of perfect individual substances to avoid giving any idea of composition in the divine nature. For composition is the cause of disintegration. And again, we say that the three Persons are in one another, so as not to introduce a whole swarm of gods. By the three Persons we understand that God is uncompounded and without confusion; by the consubstantiality of the Persons and their existence in another and by the indivisibility of the identity of will, operation, virtue, power, and, so to speak, motion we understand that God is one. For God and His Word and His Spirit are really one God.

One should know that it is one thing actually to observe something and another to see it through reason and thought. Thus, in all creatures there is an actual distinction to be seen between the individual substances. Peter is seen to be actually distinct from Paul. But, that which is held in common, the connection, and the unity is seen by reason and thought. Thus, in our mind we see that Peter and Paul are of the same nature and have one common nature, for each is a rational mortal animal and each is a body animated by a rational and understanding soul. Hence, this common nature is perceived by the reason. Now, individual persons do not exist in one another at all, but each one is separate and by itself, that is to say, is distinct and considered in itself, since it has a great many things to distinguish it from the other. For, truly, they are separated in place and the differ in time, judgment, strength, form--or shape, habit, temperament, dignity, manner of life, and all the other distinctive properties--but most of all they differ by the fact that they do not exist in each other but separately. Hence, we speak of two, or three, or several men.

The aforesaid is true of all creation, but is quite the contrary in the case of the holy, supersubstantial, all-transcendent, and incomprehensible Trinity. For, here, that which is common and one is considered in actuality by reason of the co-eternity and identity of substance, operation, and will, and by reason of the agreement in judgment and the identity of power, virtue, and goodness--I did not say *similarity,* but *identity*--and by reason of the one surge of motion. For there is one essence, one goodness, one virtue, one intent, one operation, one power--one and the same, not three similar one to another, but one and the same motion of the three Persons. And the oneness of each is not less with the others than it is with itself, that is to say, the Father and the Son and the Holy Ghost are one in all things except the being unbegotten, the being begotten, and the procession. It is by thought that the distinction is perceived. For we know one God and Him in the properties of fatherhood, and sonship, and procession only. The difference we conceive of according to cause and effect and the perfection of the Person, that is to say, His manner of existing. For with the uncircumscribed Godhead we cannot speak of any difference in place, as we do with ourselves, because the Persons exist in one another, not so as to be confused, but so as to adhere closely together as expressed in the words of the Lord when He said: 'I in the Father and the Father in me.' Neither can we speak of a difference in will, or judgment, or operation, or vitue, or any other whatsoever of those things which in us give rise to a definite real distinction. for that reason, we do not call the Father and the Son and the Holy Ghost three Gods, but one God, the Holy Trinity, in whom the Son and the Holy Ghost are related to one Cause without any composition or blending such as is the coalescence of Sabellius. For they are united, as we said, so as not to be confused, but to adhere closely together, and they have their circumincession one in the other without any blending or mingling and without change or division in substance such as is the division held by Arius. Thus, must one put it concisely, the Godhead is undivided in things divided, just as in three suns joined together without any intervening interval there is one blending and the union of the light. So, when we contemplate the Godhead, and the First Cause, and the Monarchy, and the unity and identity, so to speak, of the motion and will of the Godhead, and the identity of substance, virtue, operation, and dominion, then that which appears to us is One. But, when we contemplate the things in which the Godhead exists, or, to put it more accurately, those things which are the Godhead and which come from the First Cause independently of time, with equal glory, and inseparably--that is, the Persons of the Son and the Spirit--then we adore Three. One Father, the Father without beginning, that is to say, uncaused, for He is from no one. One Son, the Son who is not without beginning, that is to say, not uncaused, for He is from the Father; but, should you take the beginning as being in time, then He is without beginning, because He is the maker of the ages and not subject to time. One Spirit, the Holy Ghost coming forth from the Father, not by filiation but by procession. And, as the Father does not cease to be unbegotten because He has begotten, nor the Son cease to be begotten because He is begotten of the Unbegotten--for how could He?--so neither does the Spirit change into the Father or the Son, because He proceeds and is God. The property is unchangeable, since how would it otherwise remain a property should it be changed and transformed? Thus, if the Son is the Father, then He is not properly the Father, because there is only one who is properly the Father; and, if the Father is the Son, He is not properly the Son, because there is only one who is properly the Son, and only one who is properly the Holy Ghost.

One should know that we do not say that the Father is of anyone, but that we do say that He is the Father of the Son. We do not say that the Son is a cause or a father, but we do say that He is from the Father and is the son of the Father. And we do say that the Holy Ghost is of the Father and we call Him the Spirit of the Father. Neither do we say that the Spirit is from the Son, but we call Him the Spirit of the Son--'Now if any man have not the Spirit of Christ,' says the divine Apostle, 'he is none of his.' We also confess that He was manifested and communicated to us through the Son, for 'He breathed,' it says, 'and he said to his disciples: Receive ye the Holy Ghost.' It is just like the rays and brightness coming from the sun, for the sun is the source of its rays and brightness and the brightness is communicated to us through the rays, and that it is which lights us and is enjoyed by us. Neither do we say that the Son is of the Spirit, nor, most certainly, from the Spirit.

John of Damascus, Exact Exposition, Chapter VIII (Holy Trinity)