четверг, 30 августа 2012 г.

Ты даже здесь?

В прошедшем посте я задал вопрос: может ли быть библейский стих, в котором отсутствует основное послание Библии, Евангелие о Божьем спасении во Христе?

В качестве примера хочу привести родословие в начале 1-й книги Паралипоменона, длинное в 9 глав. Неужели можно законно, не "затягивая за уши" извлечь Евангелие из такого места Писания?

Давайте подумаем, какую функцию выполняет данный список, к чему он здесь фигурирует?
  • Поскольку список начинается с Адама, то важна преемственность, непрерывность истории, связь дальнейших событий с началом положенном при сотворении.
  • Дальше важна связь с царским, значит и мессианским, родословием: с Саулом и с Давидом, о которых  после родословия и повествует Паралипомен  
  • В-третьих для  Паралипоменона важно единство и полноценность Божьего народа, которому Он остается верным и преданным, поскольку он написан с точки зрения возвращения после пленения. Характерно выражение "весь Израиль
  • Чисто количественно мы читаем в этом родословии множество имен: это нельзя не связывать с евангельским обетованием Аврааму "так многочисленно будет семя твое" (ср. Римлянам 4). 
Оказывается очевидно евангельское содержание этих стихов. Проповедуя по ним (или же по родословию целиком) можно законно (и надо) извлечь евангельский смысл. 

понедельник, 27 августа 2012 г.

Включая радар

Радар. Одно из тех вековых изобретений человечества, которое изменило мир и стало всеобщим понятием. Радар помогает нам разпознать объекты. У людей есть "радар" для разных явлений: проблемные люди, возможные жизненные опасности итп. Так вот у читателя Священного Писания, а тем более у служителя Слова (проповедника, ведущего малой группы итп) также должен быть радар: евангельский радар.

Дело в том, что читая Писание мы должны учиться, чего в нем искать. Оператор радара знает как выглядит на экране истребитель, бомбардировщик или же птица. А читатель Писания должен уметь "найти" в Писании то, что там есть. В Священном Писании есть люди, есть действия, есть примеры и есть повеления. Для более опытного читателя есть также и различные элементы структуры и выражения, ссылки на другие места Писания. Но в Библии все-таки есть главное, глобальное послание, в котором и заключается суть всего: Евангелие.

Евангелие в каком смысле? Евангелие в смысле весть о Божьих деяниях, провозглашение о Божьей благодати во Христе. Веря в непогрешимость Писания мы верим в то, что Библия по сути одна книга, которая несет единое послание от Бытия до Откровения. Это послание нельзя свести к какой-то упрощенной схеме, оно разнообразно и по Библии излагается на разных этапах откровения. Но оно есть везде, присутствует в той или иной форме в каждом стихе и представляет собой фон для всей Библии. В книге Исхода это избавление из Египта, у пророка Михея это надежда на восстановление после пленения, в Псалтири это Божья милость в завете с Его народом, в послании к Ефесянам это "всякое духовное благословение во Христе", в Евангелии от Иоанна это жизнь в Сыне Божьем, в Апокалипсисе - победа Агнца.

Так вот, почему тогда получается так, что обращаясь к Священному Писанию мы (и не только мы) порой вынимаем что-то совсем другое из него: подсказки для успешной христианской жизни, человеческие примеры для подражания, принципы для молитвы, aбстрагированные "черты характера Бога" и прочее? Может быть где-то эти вещи имеют свое место, но они же не главное послание Библии. А может быть мы их извлекаем из каких-то мест Писания не потому что мы эти места подробно изучаем и тщательно применяем, а потому мы не учились искать в Писании то или вернее Того, Кто там есть. Мы не ищем Христа в Библии - и не находим Его.

Вот в чем заключается евангельский радар: искать везде и во всем Христа. Это не значит что мы должны исказить Писание или вчитать в него то, чего там нет. Нельзя свести всякое место Писания к 4 духовным законам или же к какому-то шаблонному изложению Евангелия. Но надо учиться читать Библию целиком, а не отдельными стихами или отрывками. И выделить в каждом стихе, как данный стих связан с глобальным посланием Библии и в каком виде евангелие в нем присутствует.

Объявляю конкурс: пусть кто-нибудь назовет хоть один стих или место Писания, в котором Евангелие отстутсвует.

А пока призываю всех, "Проповедуйте Христа!"

четверг, 2 августа 2012 г.

Нужно ли бояться Бога?

На малой группе есть у нас такая часть как "дневник" когда участники делятся тем, что прочитали в Писании за неделю или же какие ответы получили на молитву. Вообще то интересно и назидательно.

Вот в этот раз одна сестра поделилась о том, что "в любви нет страха" (1 Иоанна 4) а другая о том, что "Страх Господень - начало мудрости" (Притчи 9).

Как совместить эти две истины?

Есть, как всегда, привлекательные но ложные "простые" решения вопроса. Все-таки нельзя сказать что один вид страха касается самого Бога, а другой нет. Также неверно толковать так, что страх Господень нужен в начале (для уверования) а потом перерастает в любовь, ведь страх Господень всегда уместен, в том числе и после уверования (ср. Евреям 12:28).

Апостол Иоанн все-таки говорит о том, что верующий в Иисуса Христа имеет дерзновение перед Богом и даже перед судом. Приходя к Богу через Христа верующий уже не боится, что Бог его не примет, потому что он возлюблен и любит. Любовь говорит: "я могу придти". В этом смысле в любви нет страха.

А страх Господень (в Притчах и в послании к Евреям) - уместное благоговение перед Богом, осознание его величия, святости. Страх также же уместен как и любовь в отношении Бога, потому что не следует пренебрегать Богом, не воспринимать Его всерьез. Страх Господень не отталкивает нас от Него, не отпугивает, а говорит: "я не могу не придти".

В этой связи и та и другая добродетель (любовь и страх) побуждают нас приблизиться, приступить, прийти к Богу.

"Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа... да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести, и омыв тело водою чистою" (к Евреям 10:19,22)